Бумеранг судьбы ударил больно. Карма за оскорбление России теперь настигла Вайкуле...
В миреРоссия

Азербайджан нашел способ вынести окончательный приговор Армении

Армянский премьер Пашинян, похоже, осознал, до какого предела довел свое государство. Пашинян требует от Азербайджана признать армянскую территорию в советских границах, включая так называемые анклавы. Однако у Еревана и Баку на этот счет принципиально разный подход, и устроенные Пашиняном политические проблемы Армении далеко не закончились.

«Республика Армения признает территориальную целостность Азербайджана в рамках 86 тысяч 600 квадратных километров, но президент Азербайджана не делал аналогичного заявления.

Недавно он заявил, что признает территориальную целостность Армении, но не упомянул о 29 800 кв. км, что приводит некоторых аналитиков к опасениям, что он специально оставляет двусмысленность для выдвижения территориальных требований к Армении, – заявил премьер-министр Армении Никол Пашинян, выступая на заседании Европарламента. – Договоренность о признании территориальной целостности с упоминанием конкретных цифр была достигнута именно для того, чтобы ни Армения, ни Азербайджан не допускали двусмысленностей при признании территориальной целостности друг друга, скажем, например, заявив, что часть территории данной страны на самом деле принадлежит не ей».

Пашинян говорит, что делимитация границ между Арменией и Азербайджаном должна производиться на основе карт Генерального штаба ВС СССР образца 1975 года. На этих картах обозначались административные границы между Армянской и Азербайджанской советскими республиками.

«Двусмысленность» действительно имеется. Даже если Баку согласится на делимитацию границ с Арменией на основе карт советского Генштаба, это не будет означать, что Баку в принципе с этим согласен на веки вечные.

Дело в том, что в конституции Азербайджана написано, что страна является правопреемницей Азербайджанской демократической республики – государственного образования, просуществовавшего с 1918 по 1920 год (на карте). А у этого государственного образования с точки зрения границ было все по-другому. Анклавов, например, вообще не было. Как и автономии армян Карабаха ни в каком виде.

Анклавы, то есть азербайджанские села на территории современной Армении и армянские – на территории Азербайджана, образовались в 1920–1940-х годах по факту проживания в соответствующих селах армянского или азербайджанского населения. Документов об их образовании не сохранилось. Просто советские карты Армянской ССР и Азербайджанской ССР в свое время зафиксировали эту реальность и отнесли азербайджанские села на территории Армении административно к Азербайджану – и наоборот.

Мирно или сложно жили эти анклавы в советские времена – вопрос спорный. Все изменила горбачевская перестройка, развал СССР и первая карабахская война начала 1990-х годов.

Существенных боевых действий там не велось в силу резкого перевеса одной из сторон над другой. Армяне быстро поставили под свой контроль все анклавы с армянским населением на территории Карабаха – Баганис-Айрум, Неркин Воскепар, Верин Воскепар, Тигранашен и с азербайджанским населением на своей территории – Бахударлы и Софулу. Азербайджанское население оттуда ушло – и за тридцать лет армяне полностью ассимилировали эти села.

Аналогичная история произошла и с армянским анклавом в глубине Азербайджана – Арцвашеном (Орлиное село). Армяне ушли оттуда в 1992 году, село переименовали в Башкенд. Сейчас в Башкенде проживает ориентировочно чуть более ста человек. Это азербайджанцы-переселенцы из анклавных сел в Армении. Тоже своего рода «обмен населением».

При этом Арцвашен (Башкенд) остается международно признанной территорией Армении. Или оставался, поскольку на данный момент, повторим, нет признанной обеими государствами границы по всей территории разделения двух республик. Граница так и не прошла делимитацию. А эта процедура Армении в данный момент жизненно необходима, причем именно по административным картам позднего СССР.

Пашинян оперирует Алма-Атинской декларацией 1991 года, которая устанавливает границы постсоветских государств по советским административным границам, и картами советского Генштаба от 1975 года. В Баку его риторику просто игнорируют.

Зато буквально за последние несколько дней в Азербайджане исчезло само упоминание слова «анклавы», а стало употребляться выражение «восемь сел». Имеется в виду восемь населенных пунктов на территории Армении, ранее населенных азербайджанцами и входивших в состав Азербайджанской ССР.

Это может означать, что Азербайджан претендует на эти села, включая Арцвашен и еще одно село в Нахичевани, а Пашинян, озвучив цифры советского периода, фактически эти претензии признал. Более того, Алиев делает весьма однозначные заявления: «восемь сел Азербайджана все еще находятся под оккупацией Армении», подчеркивая «важность их деоккупации». Фактически перед нами рождение новой концепции давления Азербайджана на Армению под условным названием «восемь сел».

Напрашивается следующий логичный ход со стороны Баку: занятие территории бывших анклавов азербайджанскими вооруженными силами просто по праву сильного. В рамках нового этапа «деоккупации». Армянские войска вряд ли смогут удержать эту территорию. И это вполне реальная и катастрофическая для Армении перспектива. Надежда на ОДКБ также бессмысленна, потому что ОДКБ обязана защищать международно признанные границы Армении – но как раз эти границы не признаны, не лимитированы.

Дополнительный нюанс заключается в том, что этот регион, особенно вокруг села Тигранашен – ключевой для сообщения Армении с внешним миром. Через Тигранашен проходит важная транспортная артерия М2. Это одна из двух дорог, используемых в качестве логистического маршрута, связывающего Армению с Грузией и далее на север с Россией. Там же проходит и железная дорога, которая после Тигранашена разветвляется на восток на Баку через Казах и на север на Тбилиси.

Это основная трасса снабжения всей Армении (есть еще одна, тоже в Грузию, но длиннее). Возникла реальная угроза того, что этот участок автотрассы и железной дороги окажется под физическим контролем Азербайджана.

Таким образом, проблема анклавов или, если кому больше нравится, «восьми сел» из локальной и экзотической истории после потери Карабаха и бегства оттуда 100 тыс. человек превратилась в вопрос физического выживания Армении. При этом юридический перевес сейчас на стороне Баку, поскольку Пашинян сперва признал пресловутую цифру территории единого и неделимого Азербайджана, а уже потом понял, что именно он признал.

А признал он де-факто возможность того, что Армения в любой момент может превратиться в остров, снабжение которого оказывается в полной зависимости от доброй воли Баку. Даже «зангезурский коридор» захватывать не надо. Ничего подобного бы не произошло, если бы не фактическое признание Карабаха территорией Азербайджана, сделанное Пашиняном во время переговоров в Праге.

Для Армении это будет потерей гораздо худшей, чем текущая карабахская катастрофа. Пашинян собственными руками ведет свою страну к полной потере ключевых опор суверенитета. Фактически он вольно или невольно добивает все то, что после распада СССР создали его предшественники.

Устойчивая конфигурация Южного Кавказа с «большой» Арменией и независимым Карабахом получилась в ходе первой карабахской войны. Она была создана так называемым карабахским кланом политиков и военных, которых в результате своего прихода к власти сверг и растоптал Пашинян. Представители «карабахского клана» были устранены. Частично посажены, частично отстранены от политики, а большинство огульно опозорены через подконтрольные Пашиняну СМИ («наркоманы», «казнокрады», «мошенники»).

Тридцати лет жизни целого поколения, которое голыми руками выиграло одну из самых кровопролитных войн на постсоветском пространстве, случившихся после распада СССР, просто не стало. Все это сделал несколькими движениями руки один человек – Никол Пашинян.

В этом смысле Пашинян несомненно уникален. С другой стороны, напрашивается сравнение, близкое к российской истории. Действующий премьер-министр Армении, как ни покажется парадоксальным, более всего похож на Бориса Николаевича Ельцина. При всей разнице и личностей, и политических условий, у них есть главное объединяющее начало. Они оба чуть ли не в одиночку и под улюлюкание уличной группы поддержки разрушили нечто гигантское и фундаментальное, что до них десятилетиями или даже столетиями создавали другие.

Конфигурация Советского Союза продержалась заметно дольше, но рухнула под серией ударов, которую нанес ей в том числе и Борис Ельцин, руководствовавшийся стремлением к неограниченной личной власти. Социальные и политические силы, а также отдельные люди, которые строили этот Советский Союз и пытались его сохранить, точно так же были Ельциным сметены. Сегодня армянское общество и государство пребывают в том же психологическом нокауте, в котором пребывало российское общество и государство образца 1992 года.

Россия в итоге очнулась, сыграл свою роль ее масштаб и появление новых политиков. Возможно, очнется когда-нибудь и Армения. Но в силу своей географии, демографии и политического значения судьба Армении теперь представляется куда более безнадежной, чем это можно было представить всего лишь несколько лет назад.

Евгений Крутиков



Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»